Monday, 29 February 2016

Kabul, Afghanistan: Latest efforts in countering illegal construction

 

Экспорт в Хайратоне снизился на 35%

Исполнительный директор Торгово-промышленной палаты провинции Балх Насир Ахмад Касими заявил, что экспорт товаров в порту Хайратон в 2016 снизился на 35 процентов по сравнению с прошлым годом. По его словам, в этому году через порт Хайратон было импортировано товаров на сумму 800 миллионов долларов, тогда как экспорт составил 26 миллионов. Касими подчеркнул, что импорт товаров также снизился по сравнению с прошлым годом. В этом году через порт Хайратон в северные афганские провинции были доставлены пшеница, мука, масло, древесина и другие товары. Представители ТПП провинции Балх отметили, что снижение экспорта и импорта товаров связано с ухудшением ситуации в сфере безопасности.


To increase the access of electricity to all the citizens of Afghanistan, DABS signed a contract with Russian Company INTER RAO

In order to increase the access of electricity to all the citizens of Afghanistan, Da Afghanistan Breshna Sherkat (DABS) has signed a Contract for the Naghlu Dam Rehabilitation with Russian Company INTER RAO.

The project will aid in the development of the electricity grid and will provide more electricity to various provinces of the country. This project will rehabilitate unit one and will undertake the fundamental repair of unit three along with procurement of the required equipments. The project will cost 6.6 Million USD. Overall cost of this public utility project is approximately 8.4 million USD; the grants program of Asian Development Bank for Afghanistan will finance the balance amount of 2.2 million USD. With completion of Naghlu Dam Generation Project, the capacity will be increased to 100MW from the current of 75MW. The project is expected to be completed in around 12 months.

About DABS
Da Afghanistan Breshna Sherkat (DABS) is an independent and autonomous company established under The Corporations and Limited Liabilities Law of the Islamic Republic of Afghanistan (IRA). DABS is a limited liability company with all its equity shares owned by the Government of Afghanistan (GoA). The company was incorporated on 4th May 2008 (15 Saur 1387) and replaces Da Afghanistan Breshna Moassassa (DABM) as the national power utility. DABS will operate and manage electric power generation, import, transmission, and distribution throughout Afghanistan on a commercial basis.

 
About INTER RAO Inter RAO Group is a diversified energy holding that manages assets in Russia, Europe and the CIS.

Inter RAO operates in the following business segments:

  • Electric power and heat generation
  • Retail electricity sales
  • International power trading
  • Power industry engineering, export of power industry equipment
  • Management of distribution grids outside Russia

The total installed capacity of the Group's generation facilities is about 35 GW. In 2014 its plants produced over 146 bn kWh of electric power.

Inter RAO's generation facilities include:

  • 40 thermal power plants and 6 small-scale units
  • 13 hydropower plants (including 9 small-scale HPPs)
  • 2 wind farms

Inter RAO is a leading energy export and import operator in Russia. We supply electricity to Azerbaijan, Belarus, China, Finland, Georgia, Kazakhstan, Lithuania, Mongolia, Ukraine and South Ossetia. In 2014 we exported 14 bn kWh and imported 3.5 bn kWh of electric power.

Inter RAO's retail business division manages 8 Russian power supply companies (so called "guaranteeing suppliers") in 11 regions of Russia.

In 2014 electricity sales on the Russian retail market exceeded 164.8 bn kWh.

As at the end of 2014, Inter RAO Group had more than 57 000 employees.

Inter RAO's strategy is focused on creating a highly efficient and diversified world-class energy holding with operations in all key competitive segments of the energy market. This strategy will enable Inter RAO Group to become one of the world's Top 10 energy companies in terms of total installed production capacity by 2020.

Inter RAO is listed on the MICEX- RTS stock market and its shares form part of MICEX, RTS and MICEX Power indices. The company's Global Depositary Receipts (GDRs) are traded on the London Stock Exchange's International Order Book (IOB).

Rating agency Fitch has assigned Inter RAO a global credit rating of BBB- on the global scale and AA+ (rus) on the national scale, outlook stable. Inter RAO's Moody’s corporate credit rating is Вa2, stable outlook, on the global scale, and Aa2.ru, on the national scale.

The International Taste & Quality Institute: Afghan saffron is the best in the world

The production of saffron in Afghanistan is expected to surpass 4,000 kg this year, with Officials expressing optimism that the rise of saffron production could help Afghan farmers to leave the illicit opium cultivation.
The latest prediction comes in line with President Ashraf Ghani’s commitment to support the agriculture sector. The increase of saffron production could help the farmers to boost their income by opting legal cultivation over illicit products such as opium.
Saffron cultivation will not only help the Afghan farmers increase their income but will help Afghanistan become self-sufficient with the export of the product, besides production and export of other agricultural products. The International Taste & Quality Institute named Afghanistan’s saffron the best in the world for the third consecutive year in mid 2015. The award, in the form of a 3 Star Certificate, was given to Afghanistan saffron after testing about 300 samples.

Sunday, 28 February 2016

The historic Afghan city of Bamyan has joined "The UNESCO Creative Cities Network"

The historic Afghan city of Bamyan has joined "The UNESCO Creative Cities Network" which consists of 47 cities from 33 countries. The Creative Cities Network includes seven different creative fields: design, film, crafts and folk art, literature, gastronomy, music and media arts.
By joining the Creative Cities Network, selected cities commit to joint collaboration of creative cities around the world as a way to enhance and promote creativity, share best cultural practices, and integrate culture in economic and social development plans. Bamyan is known for traditional handicrafts such as sculpting and folk art, carpet weaving, while the Cultural Landscape and Archaeological Remains of Bamyan was inscribed on the UNESCO World Heritage List in 2003. Bamyan was also recognized as the Cultural Capital of South Asian Association for Regional Cooperation (SAARC) for the year 2015. In summer 2015, UNESCO assisted the municipality of Bamyan within the framework of the Korean government funded project ‘Bamiyan Cultural Centre’, in preparing the nomination dossier for Bamyan to join this Network. The Bamyan Cultural Centre project is committed to building a Cultural Centre and Museum in Bamyan province, and promoting Bamyan as a creative hub in Afghanistan as a way to preserve cultural heritage, and contribute to the economic development of the city. Launched in 2004 and comprising 116 Member Cities, the UNESCO Creative Cities Network aims to foster international cooperation with and amongst cities committed to investing in creativity as a driver for sustainable urban development, social inclusion and cultural vibrancy. On the celebration of the 10th anniversary of the Convention on the Protection and Promotion of the Diversity of Cultural Expressions in 2015, Mrs. Irina Bokova, the Director-General of UNESCO states that “The UNESCO Creative Cities Network" represents an immense potential to assert the role of culture as enabler of sustainable development. The 2030 Agenda for Sustainable Development adopted by the international community in September 2015, also highlights culture and creativity as key levers for sustainable urban development. The Network will continue to serve as an essential platform to contribute to the implementation and achievement of this international agenda.

Economic analysts called on the Afghan government to establish centers for standard packaging and cold storage facilities in order to increase export of fruits

Afghanistan has witnessed a 21% increase in the export of fresh and dried fruits this year as compared to the past year, with Kandahar exporting 59,000 tons of fruits.
“Based on our reports, Kandahar has exported more than 59,000 tons of fruits valued at USD 68mn,” says the deputy chief of the Afghanistan Chamber of Commerce and Industries (ACCI), Mr Khan Jan Alokozay. A number of economic analysts called on the government to establish centers for standard packaging and cold storage facilities in order to further boost Afghanistan’s exports. The Afghanistan Chamber of Commerce and Industries concerns about the fall of fruits exports next year, if the Government fails to address the challenges facing the export industry.

Saturday, 27 February 2016

Россия прилагает усилия для привлечения движения Талибан к участию в мирных переговорах с афганским правительством

Quadrilateral Coordination Group
Россия прилагает усилия для привлечения движения Талибан к участию в мирных переговорах с афганским правительством, заявил накануне спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов:
"Мы побуждаем к этому талибов и надеемся, что процесс начнётся как можно скорее, что позволит избежать начала нового сезона боевых действий". 
B Афганистане продолжается активная подготовка к проведению непосредственных переговоров с Талибаном и другими группировками вооружённой оппозиции. B Кабуле состоялась международная встреча 'Quadrilateral Coordination Group', созданного представителями Афганистана, Китая, Пакистана и США в рамках содействия усилиям по примирению страны. По итогам мероприятия было объявлено о том, что диалог между афганскими властями и талибами планируется запустить уже в начале марта 2016. Тем не менее, глава исполнительной власти Афганистана (CEO) Абдулла Абдулла сделал более осторожный прогноз, выразив надежду на возобновление переговоров с Талибаном в течение 6 месяцев. Примечательно, что заявление Замира Кабулова послужило опровержением сообщений ряда западных СМИ, в предшествующие недели обвинявшие Россию в нежелании содействовать усилиям по примирению Афганистана и приписывавшие дипломату соответствующие резкие высказывания по данному вопросу.

Thursday, 25 February 2016

Долг горнодобывающих компаний перед правительством Афганистана составляет 10,000,000 долларов США

Minister of Mines of Afghanistan 
Dr. Daud Shah Saba
Как заявил министр нефтяной и горнодобывающей промышленности Афганистана Дауд Шах Саба, совокупный долг афганских горнодобывающих компаний перед правительством на данный момент составляет 10 млн. долларов. 
"Мы сталкиваемся со множеством проблем в отрасли. Кроме того, что ряд компаний задолжали правительству большие суммы, у нас нет прозрачного закона, регулирующего штрафы и налогообложение", заявил Дауд Шах Саба. Министерство планирует перейти на более современную схему оплаты и налогообложения в течение ближайших трёх лет, экономические аналитики считают этот срок неприемлемо долгим. В то же время и сам министр отрасли признаёт, что несоответствие законодательства международным стандартам препятствует привлечению инвестиций в данный сектор афганской экономики.
Афганистан является страной, исключительно богатой полезными ископаемыми - от нефти и металлов до драгоценных камней.

Afghanistan’s National Women’s Cycling Team has been nominated for the Nobel Peace Prize by Italian parliamentarians

The Team has used the bicycle as a vehicle for social justice, enduring violence and social stigma. In 2013, it became the first Afghan women’s team to compete on the international stage, at the Asian Cycling Championships in Delhi, India. 
Afghanistan had a women’s team as early as 1986, but that program was scuttled during Soviet and subsequent Taliban control of the country. It was reborn in 2011 when Abdul Sediq, coach of the Afghan men’s national team, founded a team around his daughter, Marjan “Mariam” Sedequi.

The team now has dozens of women, who ride in pants, loose-fitting shirts, and hijabs beneath helmets to avoid attracting additional unwanted attention. A feature-length documentary on the team is due for release in 2016. Following a media campaign to include the bicycle in this year’s Nobel nominations, 118 Italian parliamentarians from all political groups signed to nominate the Afghan Women’s Cycling Team.


Wednesday, 24 February 2016

A multiphased mega-project, Kabul New City is the first of its kind of development in the Islamic Republic of Afghanistan

 Kabul New City - Real Estate’s Next BIG THING
Having worked with major real estate projects in Dubai in the “Wild West” good old days – when fantastical property developments were launching every month – my ears instantly pricked up when I heard about Kabul New City.
A multi-phased “mega-project,” Kabul New City is the first of its kind of development in Afghanistan. It was conceptualized to address the severe housing shortage as well as lack of employment facing the ever-increasing population of Afghanistan’s capital city, Kabul. With a long term promise of 500,000 housing units for an eventual population of 3 million, plus the creation of an estimated 500,000 jobs, Kabul New City is set to stimulate the country’s economy in ways not imaginable just a few years ago.
Attending a presentation about Kabul New City, I was able to meet the faces behind the project; the Dehsabz City Development Authority (DCDA). This entity is the regulator and management authority over-seeing the project and liaising with the Government on behalf of private sector investors. Attendees were treated to a state-of-the-art presentation and video, and then lunch was enjoyed with serious investors from as far away as the USA, Europe, and the Arabian Gulf as well as with the top decision-makers from DCDA.
The 740 sq km site features two major urban sub-centres, modern administrative, residential, commercial, and light industrial zones, as well as greenbelt areas and a centrally located Nature Reserve and parks complete with leisure, entertainment and professional sports facilities.
The New City master plan was conceptualized by the Government of Japan and the French private sector, and endorsed by the Afghan Cabinet in March 2009. As an added bonus, the northern sector of the project is slated to be developed as a dedicated agro-industry and food processing business incubation hub designed to attract both national and international companies. And, if one listens to DCDA, this is just the beginning; the potential for further job creation and investment is staggering. A wealth of future opportunities for Afghan businesses lie in construction and infrastructure support as well as the service, light manufacturing, agro-industry, and tourism sectors.


So for those who follow the global real estate development trail, and who speculate as to where The Next Big Thing is happening – look towards Afghanistan and the ancient silk road trading hub city soon to be re-born as Kabul New City.

>>> Read more


Всемирный Банк подписал с Афганистаном контракты на $130,000,000 ($85 млн. связан с апгрейдом афганской ГЭС Наглу)

ГЭС Наглу на реке Кабул
Министерство финансов Афганистана подписало со Всемирным банком контракты в сфере ирригации и гидроэнергетики общей стоимостью 130 млн. долларов США. 45 миллионный проект направлен на строительство небольших ирригационных каналов и внедрение более современных методов ведения сельского хозяйства в Афганистане. Ещё один проект стоимостью $ 85 млн. связан с апгрейдом афганской ГЭС 'Наглу' на реке Кабул.
В результате будут созданы новые рабочие места, улучшена ирригация и электроснабжение в стране. С 2002 года в Афганистане, при содействии Всемирного банка, было реализовано четыре больших проекта развития, что привело к существенному укреплению афганской экономики и, в частности, её сельскохозяйственного сектора. Реализацию проекта по ГЭС 'Наглу' возьмёт на себя государственный электрохолдинг Брешна. Строительство ирригационных каналов будет производиться министерством сельского хозяйства, ирригации и животноводства.

Tuesday, 23 February 2016

Япония намерении выделить $15,6 млн. на борьбу с полиомиелитом

Япония заявила о намерении выделить USD 15,600,000 на искоренение в Афганистане вируса детского полиомиелита. Средства будут перечислены детскому фонду ООН и потрачены на обеспечение вакцинации афганским детям. Соответствующее соглашение подписали посол Японии в Афганистане Хироши Такахаши, представитель Детского фонда ООН Ахил Ийер и министр здравоохранения ИРА Ферозуддин Фероз. Представитель Афганистана поблагодарил ООН и правительство Японии за содействие и выразил уверенность в том, что вакцинация поможет существенно снизить детскую смертность в Афганистане. Bирус детского полиомиелита в основном сохраняется в труднодоступных районах на границе Афганистана и Пакистана, где проживают кочевые племена и высока активность боевиков.

Central Asian-South Asia (CASA-1000) Project

The business community of Pakistan's Khyber Pakhtunkhwa province has stressed the need for the early implementation of the Central Asian-South Asia (CASA-1000) power project.

CASA-1000 is aimed to create conditions for sustainable electricity trade between the Central Asian states and South Asian countries - Afghanistan and Pakistan. Implementation of the project is vital to meet the growing local demand for energy.

Giving face to a forgotten place

Abdul Zuhoor Qayomi-Shah Bubo Jan Palace is in the list of the most prominent historical buildings constructed in the rule of the late King of Afghanistan, Ameer Abdul Rahman Khan. 
The palace which was built in 19th century is said to be named after Ameer Abdul Rahman Khan’s wife Halima. The palace is located in Shahr-e-Naw area in Kabul. The palace has been built in European style by national and international experienced architects. Fine wood, bricks and mud had been used in construction of the palace. It has been decorated with curved wood, giving the palace contemporary style and common architecture. The Queen Halima was Ameer’s cousin and had graceful personality; she was pious, and built a mosque near the palace. According to an Afghan writer and researcher, Habibullah Rafi, the King Ameer Abdul Rahman Khan named the palace after his wife as she was an education lover. The palace was built in British style at the end of 19th century when Nasrullah Khan brought English architectures from India. Decorations and painting of ceiling and pillars are more similar to architecture style adopted in Renaissance period which adds to its beauty further. The palace is a two storey building including forty rooms, halls and galleries. Archaeologists narrated that the design of the Shah Bubo Jan Palace was done by Austrian engineers together with experienced architects from Kabul. The palace witnessed heart-breaking destruction during the civil war. It was reconstructed and turned into ethnography museum of Afghanistan Academy of Science (ASA) after the former president of Afghanistan, Hamid Karzai, issued a decree. The palace-turned-museum contains valuable ethnographic pieces based on their historical importance, indicating the culture of different tribes and ethnic groups living in Afghanistan. Collection of these pieces was made possible due to hard work of ethnographic experts working at the ASA, with the precious support of local people. At the museum there are more than 1000 ethnographic pieces from tribes living in different provinces of Afghanistan.
Dresses, copper, stone, mud and wood-made utensils are the exquisites of a number of provinces including Nuristan, Kunar, and Nangarhar. These valuable items date back to Gandahara civilization which stretched from Indus River to Oxus River, said Ms Abawi. Turkmen and Kazak makeshift-houses and different types of female embroidery dresses which are representing women of northern Afghanistan had been kept in the same ethnography museum, she said. Ornaments, decorative items and dresses representing different ethnic groups including Baloch, Uzbek, Turkmen, Hazara and Nuristanis are kept in the same museum. Besides that tens of other items representing the way of life of different ethnic groups have been kept in the museum. The ethnography museum could be seen as the first research center in the country which helps the researchers. Abdul Saber Junbesh, a member of the Academy of Science of Afghanistan (ASA), believes that there were two persons with the name of Shah Bubo Jan in the King’s family. The first Shah Bubo Jan was Ameer Abdul Rahman Khan’s spouse and daughter of Meer Waiz Kabuli, an influential figure. The second was said to be the daughter of Muhammad Afzal Khan and Ameer’s sister who established the King’s ties with British Empire, when he used to live in Bukhara. Abdul Rahman Khan came to power due to the struggle of his sister and with support of the British Empire, said Junbesh. Therefore, Ameer Abdul Rahman Khan built a palace for his sister and named it after her, because of his sister’s services when he came to power in the 19th century, as Pameer Paikar, an Afghan writer, has said in his book. The palace was built in European style as its plan was brought from Germany in the 18th century. It was not much different from the Presidential Palace, having strong pillars. It was built on 12 acres land, he said, adding that the palace has three gates and fountains inside the lounges. A beautiful long dressing table was brought by an elephant from India. Later the mirror was broken during the civil war in 1992-1996. The former President of Afghanistan, Hamid Karzai, ordered renovation of the palace, he said. He said the project was not as good as expected as low quality wood was used in renovation of the palace. Junbesh said the ethnography museum still needs more cultural pieces to represent the different ethnic groups in better manner, however, to purchase the pieces that are in possession of people. need sufficient budget to buy. “There are stone pots used some 90 years ago in Shutul district of Panjshir province, guns taken from British troops, horse saddle, kandos [mud-made large pot used for storing wheat] and wooden sandals that the government should purchase from people and put on display in the museum for visitors,” he said. He is of the opinion that still many people don’t know about the ethnography museum and its importance. He urged the government to tell public about the museum through media. Junbesh added that it would generate revenue for the government as well. “It will also help the university and school students to benefit from the museum in their research and general study, because there are many things that they read in the books but have not seen,” said Saber Junbesh. Razeqi Nalaiwal, a writer, told Radio Azadi that Shah Bubo Jan was Ameer’s sister and has built the palace in 1880-1901, as she was educated and had graceful personality. Shah Bubo Jan was a literate woman and had learned ordinary knowledge from her father and teachers. She was interested in poetry and sometimes used to sing poems. However, he provided different information about the architecture of the palace. He said that Shah Bubo Jan Palace was built in Italian style by Italian engineers. The palace has two gates: one at its north and second at the south. He said the walls of the palace were decorated with pictures of birds. Sakhi Rad, a writer, has said that Shah Bubo Jan used to live in the palace. Later, her relatives lived there to take care of the palace.

>>> Click here to read original article

02/23/2016 Market Value



Администрация Обамы выделить Афганистану $2,500,000,000 финансовой помощи

США пообещали выделит USD 2,5 млрд. на помощь Афганистану. 
Средства будут направлены на поддержание безопасности в стране и сохранение завоеваний последнего десятилетия, а именно: обучение афганских ВС, борьбу с террористами и экстремистами, искоренение коррупции, укрепление гражданских организаций, а также на проекты в сферах здравоохранения, образования, управления и экономического развития.
Обама заявил о том, что США настроены на долгосрочное сотрудничество с Афганистаном и продолжат поддерживать экономику и безопасность в стране.
После завершения основной спецоперации МССБ в Афганистане в 2014 году объёмы международной финансовой помощи ИРА существенно сократились и продолжают снижаться. При этом, несмотря на некоторые успехи в экономике и налогообложении, экономика Афганистана ещё долго будет далека от самодостаточности.

Investing in Afghanistan

The Government of Afghanistan actively supports investment in the private sector as a means to creating a prosperous market economy in Afghanistan.  Your decision to consider investing in Afghanistan is a smart one. There is no region in the world with greater untapped economic potential than Central Asia. As an area rich in human and natural resources, profitable investment opportunities abound.

Historically, Afghanistan has been at the heart of major trading routes, amongst them, the fabled Silk Road, which is one of many that have served the region throughout the centuries. Over the past ten years, the Afghan people have steadily progressed towards peace and prosperity, and its economy has seen meteoric growth (The Afghan capital Kabul has become one of the world’s fastest-growing cities). Once again, Afghanistan is emerging as a central hub for trade as the economies of Central and South Asia continue to grow and become increasingly integrated into the global economy.

Doing business in Afghanistan can be very worthwhile. Even smaller investments may generate high profits in a short period of time. And yet, at least for the time being Afghanistan remains a challenging environment even to the most experienced professionals. Access to local know-how and to informal networks is decisive. Careful analysis of market potentials and best strategies for business development are strongly recommended before setting up operations, and sufficient time should be spent on networking to understand local business practices and to find the right partners.

The President of Afghanistan, Dr. Ashraf Ghani

Dr. Ashraf Ghani Ahmadzai 
Ashraf Ghani was born on 19 May 1949 in the Logar Province of Afghanistan, he belongs to the Ahmadzai Pashtun tribe. He attended the American University in Beirut, where he earned his bachelor's degree in 1973 and his Master's degree in 1977. At the American University in Beirut he met his future wife and current First Lady of Afghanistan, Rula Saade (Rula was born and raised in Lebanon to a Lebanese Christian family), while studying at the American University of Beirut. Dr. Ashraf Ghani is an economist and anthropologist. He is President of Afghanistan since 21 September 2014. Dr. Ashraf Ghani has previously served as the Minister of Finance and as the chancellor of Kabul University. Before returning to Afghanistan in 2002, Dr. Ashraf Ghani, worked with the World Bank. As the Finance Minister of Afghanistan between July 2002 and December 2004, he led Afghanistan’s attempted economic recovery after the collapse of the Taliban government. He is the co-founder of the Institute for State Effectiveness, an organization set up in 2005 to improve the ability of states to serve their citizens. In 2005 he gave a TED talk, in which he discussed how to rebuild a broken state such as Afghanistan. President Ghani is a member of the Commission on Legal Empowerment of the Poor, an independent initiative hosted by the United Nations Development Program. In 2013 he was ranked second in an online poll to name the world’s top 100 intellectuals conducted by Foreign Policy and Prospect magazines. He was named in the same poll in 2010.

Проект ТАПИ требует особого внимания к проблемам безопасности

Перспектива строительства транснационального газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия) на протяжении уже многих лет является предметом больших надежд стран-участниц, рассчитывающих на оживление региональной экономики и расширение своей роли в ней с осуществлением проекта.
Тем не менее, на пути претворения этих планов в жизнь стоит ряд значительных препятствий, о которых в эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» рассказал известный афганский исследователь и публицист Башир Ахмад Ансари.

Справка Афганистан.Ру:Башир Ахмад Ансари, афганский писатель-публицист, получил широкую известность после публикации в 2003 году ставшей бестселлером книги «Афганистан в нефтяном пожаре», в которой он приподнял завесу тайны над большими играми, ведущимися вокруг нефтяного вопроса. «Афганистан.Ру»: Недавно главы четырех стран, Индии, Пакистана, Афганистана и Туркмении, официально открыли проект ТАПИ. Для начала поясните, какие цели преследует этот важный региональный проект и в чьих интересах он реализуется.

Б.А. Ансари: В данном проекте пересекаются спрос и предложение участников, и из этого вытекают его цели и направленность. Одна только Индия является второй в мире страной по численности населения и десятой по масштабу экономики, при этом занимая четвертое место в мире по потреблению энергии. Три других крупнейших потребителя, США, Китай и Россия, либо сами являются обладателями крупных энергоресурсов, либо включены в сеть энергетических магистральных трубопроводов. С другой стороны этого проекта находится Туркмения, которая занимает по производству и запасам природного газа соответственно 10-е и 4-е места и уже сегодня является 6-м в мире газовым экспортером. Проект направлен на исправление ситуации, состоящей в том, что колоссальные энергоресурсы находятся в непосредственной близости от страны, которая задыхается от нехватки энергии.
«Афганистан.Ру»: Каковы причины более чем 20-летней задержки в реализации данного проекта?
Б.А. Ансари: Основной причиной этому была война. В прошедшие два десятилетия Туркмения постоянно проявляла большую инициативу на данном направлении, но все эти войны и распри, происходившие на территории соседних государств, не позволяли ей осуществить свои намерения. Пакистанским заправилам, которые, используя мощный рычаг «Талибан», годами контролировали безопасность дорог между Туркменией и Пакистаном, было тяжело принять новую реальность, возникшую после сентября 2001 года. Они обдумывали альтернативный проект строительства трубопровода через Иран, однако его осуществлению помешало давление американской стороны. Одновременно с этим геостратегические проблемы Афганистана поумерили аппетиты мировых нефтегазовых динозавров. Если бы не смелость Туркмении, подписание подобного контракта было бы трудным делом.
«Афганистан.Ру»: Один из наиболее важных вызовов, стоящих перед проектом ТАПИ, состоит в напряженности отношений между Кабулом и Исламабадом, равно как между Исламабадом и Дели. Смогут ли эти три страны оставить в стороне разногласия и объединить свои усилия ради успеха общего проекта?
Б.А. Ансари: Полагаю, что, как говорится, мяч на стороне Пакистана. Я убежден, что как только Пакистан придет к выводу о том, что ему больше не надо добиваться прихода к власти в Кабуле подконтрольного ему режима, он начнет действовать в направлении общих интересов, которые должны лежать в основе подобных проектов. В настоящее время пакистанские политики настроены оптимистично, но верить этому оптимизму пока рановато.
Сейчас бросается в глаза то, что Индия по сравнению с остальными тремя странами демонстрирует меньше заинтересованности в проекте, несмотря на то, что она больше других нуждается в энергии. Свидетельством этого является то, что в церемонии открытия ТАПИ вместо президента Индии участвовал вице-президент Хамид Ансари. Индийская сторона понимает, что для осуществления данного проекта ещё предстоит преодолеть значительное число проблем в сферах политики, приграничного взаимодействия и стратегии.
«Афганистан.Ру»: Еще одним вопросом, вызывающим беспокойство в связи с проектом ТАПИ, является нестабильность в Афганистане и Пакистане. Обстановка в юго-западной части ИРА и пакистанских племенных областях далека от стабильной. Получится ли протянуть через эти регионы трубопровод и связать его с Индией?
Б.А. Ансари: Трубопровод планируется провести в Белуджистан через Герат, Фарах, Гельманд и Кандагар, по маршруту, который выглядит наиболее прямым и коротким. Но провинции Гельманд и Кандагар долгие годы охвачены войной, и пакистанский Белуджистан также постоянно подвергается угрозам со стороны сепаратистов-белуджей. Обстановка, сложившаяся на этом маршруте, чревата возникновением различного рода беспорядков. Поскольку в подобных регионах распространены ограбления, строительство трубопровода может пробудить аппетиты вооруженных людей из числа приближенных ханов и племенных командиров этих регионов. Если в прошлом вооруженные племена крали верблюдов и грабили торговые караваны на Шелковом пути, то теперь источником их дохода может стать газопровод.
В любом случае, для обеспечения безопасности трубопровода, протяженность которого в Афганистане составит730 километров, потребуется не менее тысячи вооруженных солдат. Самой большой ошибкой в отношении безопасности этого проекта стала бы отдача этого вопроса на откуп талибам или любой другой вооруженной группировке, что ведет лишь к продолжению конфликтов и неизбежных беспорядков. Безопасность подобных стратегически значимых проектов должна обеспечиваться государством.
В мае 2012 года пакистанская газета “Express Tribune” процитировала слова Хамида Карзая о том, что его правительство подписало договор с «Талибаном» о сотрудничестве в деле обеспечения безопасности ТАПИ. То же издание в декабре 2015 года упомянуло о заявлении министра водоснабжения и энергетики Пакистана Хваджи Асифа, согласно которому талибы по рекомендации Исламабада не будут нарушать безопасность газопровода ТАПИ и будут оказывать содействие его защите, как в случае с проектом «Юнокал».
Основная проблема состоит в том, что организация, которое известна под именем «Талибан», не имеет ни общих целей, ни единого руководства, ни одних и тех же спонсоров. Сейчас указанная группировка напоминает американские франчайзинговые компании, отделения под вывеской которых может открыть любой заплативший. Подобно пакистанским правителям, все это время нанимавшим на службу талибов, любая другая страна, которая сочтет наличие этого трубопровода угрозой для своих интересов, сможет также воспользоваться военными услугами агрессивных талибских малишей.
«Афганистан.Ру»: Какие преимущества получат от проекта ТАПИ четыре его участника: Индия, Пакистан, Афганистан и Туркменистан?
Б.А. Ансари: Индия сможет получать через трубопровод важную долю топлива для получения энергии. Что касается Пакистана, то эта страна давно мечтает о доступе к Средней Азии. Афганистан будет ежегодно получать 400 миллионов долларов от транзита, а Туркмения выйдет на важнейший мировой рынок энергии, аппетиты которого постоянно растут. Возведение линии электропередач из Туркмении в Пакистан и расширение оптоволоконной линии, прокладка железной дороги и шоссейной магистрали по этому маршруту и возведение аэропорта в центральной части маршрута, а также создание различных компаний по оказанию услуг может сыграть важную роль в развитии Афганистана.
«Афганистан.Ру»: Может ли проект ТАПИ возродить географическую и экономическую роль Афганистана в регионе и уменьшить его чрезмерную зависимость от иностранных государств?
Б.А. Ансари: Значение проекта ТАПИ не лежит исключительно в материальной и экономической плоскости. Этот проект может подготовить почву для регионального сотрудничества и оказать содействие развитию стабильности и спокойствия. Трубопровод пройдет через главные районы средоточия талибов, и если в результате боевых действий будет нанесен ущерб трубопроводу, то пострадавшей стороной окажется и Пакистан. Я не видел полного варианта этого договора, но, надеюсь, он был составлен таким образом, что Пакистан также должен будет ощутить ущерб от нестабильности. В противном случае урон от такого проекта превысит пользу от него.
«Афганистан.Ру»: Прошло 14 лет с момента публикации знаменитой книги «Афганистан в нефтяном пожаре», которая приоткрыла завесу тайны над большой игрой, ведущейся в мире вокруг нефти. Мы по-прежнему участвуем в борьбе за энергоресурсы, происходящей вдали и вблизи нашей страны?
Б.А. Ансари: Одной из самых жарких схваток вокруг энергетического вопроса в нашем регионе является война в Сирии и Ираке. В разговорах об этой войне упоминают о чем угодно, кроме того фактора, который является основным в этой схватке. Об этой войне говорят как о войне религий, вероисповеданий, этносов, меньшинства и большинства, арабов и курдов, турков и иранцев, шиитов, суннитов и йезидов. Но мало кто упоминает о роли энергетической войны и нефтяных стратегиях. Мы привыкли замечать стволы орудий, а не стволы нефтепроводов.
В пограничных водах между Катаром и Ираном залегает одно из важнейших в мире месторождений газа. Катарцы, начиная с 2009 года, вынашивали планы строительства трубопровода, который должен был пройти через территории Саудовской Аравии, Иордании и Сирии и закончиться в Турции. Однако реализации этого проекта мешало сирийское правительство.
Другой проект – это иранский газопровод, который должен был, пройдя по Ираку и финишировав в сирийском порту Латакия, остановиться в шаге от Европы. Этот контракт был подписан в 2012 году и должен был быть завершен и введен в эксплуатацию к2016 г. Катарцы только с 2011 по 2013 годы потратили около трех миллиардов долларов на войну в Сирии, и иранцы приложили максимум усилий, чтобы встать на защиту правительства Башара Асада. Турки и американцы поддержали проект катарского трубопровода, поскольку этот проект превращал Турцию в газовый перевалочный пункт из Азии в Европу. Америка также пыталась уменьшить роль России в европейской экономике и ограничить значение российской газовой трубы.
«Афганистан.Ру»: Какое влияние с точки зрения экономики проект ТАПИ окажет на жизнь людей в Афганистане?
Б.А. Ансари: Сообщение о проекте не должно служить поводом для чрезмерного энтузиазма. Ни один разумный человек не сможет отрицать роль подобных проектов в развитии того или иного человеческого сообщества. Но сегодня имеется много бедных стран, по территориям которых проходят нефте- и газопроводы, не улучшающие состояние экономик этих стран, притом что сами по себе эти трубопроводы являются тем стержнем, вокруг которого вращаются эти сообщества.
Ежегодный доход, который Афганистан должен получить от проекта, оценивается в 400 миллионов долларов. Между тем только за последние четыре года в экономику страны были вложены десятки миллионов долларов, за счет которых кормилась финансовая, политическая и этническая мафия, являющаяся поистине ненасытной. Общество становится процветающим тогда, когда в нем ведется борьба с коррупцией на государственном и бытовом уровне, а не тогда, когда на него сваливаются с неба иностранные деньги.
Еще один момент заключается в том, что ежегодные затраты на содержание этого трубопровода будут составлять более ста миллионов долларов, то есть четверть полученных от него доходов уйдет только на его содержание, и есть опасения, что по известной поговорке «овчинка не будет стоить выделки».

Не стоит забывать и о том, что трубопроводы очень уязвимы, и наглядным свидетельством тому является опыт Ирака и Нигерии, нефтепроводы которых постоянно взрываются.

Monday, 22 February 2016

Афганистан в ожидании строительства новой железной дороги

В настоящее время одной из главных задач, стоящих перед афганскими властями, является стабилизация ситуации в стране.
Очевидно, что эта задача требует не только силовых методов, но и долговременных экономических и социальных проектов, охватывающих как внутреннее развитие, так и региональную интеграцию страны. Укреплению связей со странами-соседями должно поспособствовать в том числе транспортное взаимодействие, шаги по расширению которого уже предпринимаются Кабулом.

На недавно состоявшихся в Тегеране переговорах между официальными лицами Афганистана и Ирана был рассмотрен вопрос строительства транснациональной железной дороги Иран – Афганистан – Таджикистан – Киргизия – Китай, была отмечена значимость практической реализации этого проекта. Как сообщалось в афганских газетах, соглашение о проведении работ по оценке целесообразности проекта было подписано сторонами еще в октябре 2010 года.

Пятисторонняя договоренность предусматривает строительство транзитной железнодорожной ветки из Китая в Иран общей протяженностью 2100 км, значительная часть которой, а именно участок длиной 1148 км, должен пройти по территории Афганистана. В соответствии с этим соглашением, каждая из стран-участниц обязалась ко второй половине 2016 года завершить рассмотрение технико-экономического обоснования данного проекта с тем, чтобы в дальнейшем можно было приступить к его непосредственному выполнению.

Действительно, введение в строй транснациональной железной дороги должно стать значимым достижением для всех участников проекта, как в национальном, так и в региональном аспекте. По мнению эксперта по региональным вопросам Фарзада Рамазани, данный железнодорожный проект, наряду с расширением транспортных возможностей, ведет к развитию торговых связей и туризма и, в конечном итоге, подъему национальных экономик стран-участниц. Наряду с этим облегчится транспортировка и транзит грузов по странам региона, а укорочение маршрута сократит время перевозки и транспортные расходы, повысив транзитную роль стран-участниц. С другой стороны, эта железная дорога окажет содействие развитию двухсторонних и многосторонних политических связей между участниками проекта и одновременно с этим придаст большую динамику экономическим отношениям между 14 странами-членами коридора Север-Юг.

Ранее строительство железнодорожных веток Теджен – Серахс – Мешхед, а также Бафк – Мешхед уже сократило расходы среднеазиатских стран по получению доступа к Персидскому заливу, Индии и другим регионам. Появление нового железнодорожного коридора, который протянется от Ирана до Кашгара и соединит Китай с Ираном через Афганистан, Таджикистан и Киргизию, сделает более коротким железнодорожный маршрут, связывающий территорию стран-участниц проекта с Европой и Персидским заливом. Восполнение недостающего звена в стандартной сети международного железнодорожного сообщения станет существенным вкладом в процесс региональной интеграции. Развитие сотрудничества между странами региона будет содействовать появлению у них совместных интересов и естественным образом снижать степень недоверия, которое они ощущают в отношении друг друга, что, в свою очередь, будет способствовать развитию стабильности и улучшению ситуации с безопасностью.

В прошедшие годы китайские власти обещали вложить 40 миллиардов долларов в осуществление проекта возрождения наземного и водного Шелкового пути. В 2015 году Китай ввел в строй 9000 км новых железных дорог. По мнению Фарзада Рамазани, ключевой интерес для КНР представляет другой железнодорожный путь в Европу – через Казахстан, Каспийское море, Азербайджан и Грузию, но ветка, ведущая в Иран и проходящая в том числе через афганскую территорию, также находится в сфере национальных интересов Пекина. Вследствие большого объема экономических отношений Китай испытывает потребность в разнообразных путях доступа к рынкам товаров и энергоресурсов, и для этой страны также важно наличие железнодорожного и шоссейного сообщения, которое связывало бы ее западные регионы с государствами Западной Азии, Персидского залива и Европы. В этом плане проект нового железнодорожного коридора сокращает маршрут экспорта и импорта товаров, а также нефтепродуктов Персидского залива из Китая в страны Западной Азии и Ближнего Востока.

Несмотря на то, что на сегодняшний день Иран поддерживает железнодорожное сообщение с Китаем через территорию Казахстана, Узбекистана и Туркменистана, новый коридор может оказать значительное влияние на объем торговли иранской стороны с соседями по региону и повысить значимость Ирана и Афганистана в качестве государств-транзитеров. Это поспособствует расширению двусторонних экономических обменов страны, в первую очередь с участниками проекта, а в региональном смысле, с учетом правительственных программ по развитию региона Мекран и порта Чабахар, предоставит Ирану больше возможностей для превращения в региональный транспортный узел. Кроме того, с точки зрения геополитики этот проект, обладающий всеми преимуществами в плане транзитной безопасности и широких возможностей для грузоперевозок через иранскую территорию, и недавнее снятие с Ирана большей части санкций позволит стране использовать железную дорогу для более активного участия в формировании и осуществлении экономической и геополитической стратегии региона.

Таджикистан в прошлом уже пытался реализовывать проекты по развитию железнодорожного сообщения с Ираном и Туркменистаном через афганскую территорию, и официальный Душанбе неоднократно подчеркивал необходимость решения проблем своей страны в сфере транспортных связей. Происходящий в настоящее время рост давления в данной области со стороны Узбекистана делает эту задачу особо актуальной. Обеспечение прямого сообщения с Афганистаном и опосредованного – с Ираном позволит уменьшить зависимость Таджикистана от Узбекистана.

Киргизия, до недавнего времени во многом являвшаяся закрытой страной, в последние годы начала прилагать усилия для укрепления своей экономической инфраструктуры и строительства большего количества дорог с целью расширения внешних связей. Планами Бишкека предусматривается диверсификация экспортных маршрутов и установление железнодорожного сообщения с Казахстаном и Китаем, а в настоящее время также с Афганистаном и Таджикистаном. Новый железнодорожный коридор, практически отсекая Узбекистан и ослабляя его ключевую роль в давлении на соседей, может уменьшить зависимость Киргизии от узбекских железных дорог. Кроме того, политические и экономические интересы этой страны, связанные со строительством новой железной дороги, совпадают с интересами большинства других государств-участников данного проекта.

Вплоть до 2011 года в Афганистане не было ни одной железнодорожной линии, в то время как республика испытывала сильную потребность в существовании такого вида транспорта. С учётом отсутствия выхода к морям, распространение железнодорожной сети по всей территории ИРА стало бы для страны выходом из тупика, связанного с ограниченностью внешних транспортных связей. Новая железная дорога позволит усилить стратегическое положение Афганистана и, соединив его с соседними странами, прежде всего с Ираном, а затем с Индией, Китаем, Россией, свободными морями и государствами всего мира, станет важной предпосылкой экономического прогресса в стране.

Строительство железнодорожной ветки, часть которой пройдет по территории шести афганских провинций, в частности, Кундуза, Балха, Джаузджана, Фарьяба, Бадгиса и Герата, повысит шансы Афганистана на получение доступа к железнодорожным сетям Средней Азии и Европы. Осуществление проекта должно обеспечить прогресс и развитие центральных и северных провинций страны. Расположение нового железнодорожного коридора в северных провинциях, в относительно меньшей степени подверженных влиянию «Талибана», уменьшает вероятность угроз в сфере безопасности, которым может подвергаться железная дорога в связи с деятельностью данной антиправительственной группировки.

Введение ветки в эксплуатацию также предоставит Афганистану широкие возможности для экспорта природных ископаемых. Помимо этого, с учетом значительного объема транспортных запросов государств-участников проекта, государственная казна сможет ежегодно получать доход в размере от 200 до 300 миллионов долларов в качестве платы за услуги транзита.

Примечательно, что 2 из 5 стран, задействованных в проекте, а именно Таджикистан и Кыргызстан, обладают членством в Совете по железнодорожному транспорту государств – участников Содружества, а Иран – статусом наблюдателя в той же организации. Таким образом, привлечение к проекту Совета и отдельных стран-членов, заинтересованных в расширении транспортных и торгово-экономических связей на более широком региональном уровне, может послужить существенным продвижением на пути его претворения в жизнь.

Проект создания транснациональной железной дороги получил полную поддержку со стороны афганского руководства, понимающего все преимущества, которые может дать стране использование маршрута. Заинтересованность каждой из стран-участниц в проекте, равно как и возможность получения дополнительной сторонней поддержки, дают надежду на то, что в ближайшие годы его осуществление сможет поспособствовать оживлению экономики и благополучию жизни в Афганистане.

Автор: Фахим Сабир, афганский журналист

The first-ever Italian having registered an individual company in Afghanistan

The first-ever Italian having registered an individual company in Afghanistan
Special thanks to the Ministry of Industry and Commerce and the Chamber of Commerce and Industries of Afghanistan (ACCI). IvoTONIUT