Tuesday, 23 February 2016

Проект ТАПИ требует особого внимания к проблемам безопасности

Перспектива строительства транснационального газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия) на протяжении уже многих лет является предметом больших надежд стран-участниц, рассчитывающих на оживление региональной экономики и расширение своей роли в ней с осуществлением проекта.
Тем не менее, на пути претворения этих планов в жизнь стоит ряд значительных препятствий, о которых в эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» рассказал известный афганский исследователь и публицист Башир Ахмад Ансари.

Справка Афганистан.Ру:Башир Ахмад Ансари, афганский писатель-публицист, получил широкую известность после публикации в 2003 году ставшей бестселлером книги «Афганистан в нефтяном пожаре», в которой он приподнял завесу тайны над большими играми, ведущимися вокруг нефтяного вопроса. «Афганистан.Ру»: Недавно главы четырех стран, Индии, Пакистана, Афганистана и Туркмении, официально открыли проект ТАПИ. Для начала поясните, какие цели преследует этот важный региональный проект и в чьих интересах он реализуется.

Б.А. Ансари: В данном проекте пересекаются спрос и предложение участников, и из этого вытекают его цели и направленность. Одна только Индия является второй в мире страной по численности населения и десятой по масштабу экономики, при этом занимая четвертое место в мире по потреблению энергии. Три других крупнейших потребителя, США, Китай и Россия, либо сами являются обладателями крупных энергоресурсов, либо включены в сеть энергетических магистральных трубопроводов. С другой стороны этого проекта находится Туркмения, которая занимает по производству и запасам природного газа соответственно 10-е и 4-е места и уже сегодня является 6-м в мире газовым экспортером. Проект направлен на исправление ситуации, состоящей в том, что колоссальные энергоресурсы находятся в непосредственной близости от страны, которая задыхается от нехватки энергии.
«Афганистан.Ру»: Каковы причины более чем 20-летней задержки в реализации данного проекта?
Б.А. Ансари: Основной причиной этому была война. В прошедшие два десятилетия Туркмения постоянно проявляла большую инициативу на данном направлении, но все эти войны и распри, происходившие на территории соседних государств, не позволяли ей осуществить свои намерения. Пакистанским заправилам, которые, используя мощный рычаг «Талибан», годами контролировали безопасность дорог между Туркменией и Пакистаном, было тяжело принять новую реальность, возникшую после сентября 2001 года. Они обдумывали альтернативный проект строительства трубопровода через Иран, однако его осуществлению помешало давление американской стороны. Одновременно с этим геостратегические проблемы Афганистана поумерили аппетиты мировых нефтегазовых динозавров. Если бы не смелость Туркмении, подписание подобного контракта было бы трудным делом.
«Афганистан.Ру»: Один из наиболее важных вызовов, стоящих перед проектом ТАПИ, состоит в напряженности отношений между Кабулом и Исламабадом, равно как между Исламабадом и Дели. Смогут ли эти три страны оставить в стороне разногласия и объединить свои усилия ради успеха общего проекта?
Б.А. Ансари: Полагаю, что, как говорится, мяч на стороне Пакистана. Я убежден, что как только Пакистан придет к выводу о том, что ему больше не надо добиваться прихода к власти в Кабуле подконтрольного ему режима, он начнет действовать в направлении общих интересов, которые должны лежать в основе подобных проектов. В настоящее время пакистанские политики настроены оптимистично, но верить этому оптимизму пока рановато.
Сейчас бросается в глаза то, что Индия по сравнению с остальными тремя странами демонстрирует меньше заинтересованности в проекте, несмотря на то, что она больше других нуждается в энергии. Свидетельством этого является то, что в церемонии открытия ТАПИ вместо президента Индии участвовал вице-президент Хамид Ансари. Индийская сторона понимает, что для осуществления данного проекта ещё предстоит преодолеть значительное число проблем в сферах политики, приграничного взаимодействия и стратегии.
«Афганистан.Ру»: Еще одним вопросом, вызывающим беспокойство в связи с проектом ТАПИ, является нестабильность в Афганистане и Пакистане. Обстановка в юго-западной части ИРА и пакистанских племенных областях далека от стабильной. Получится ли протянуть через эти регионы трубопровод и связать его с Индией?
Б.А. Ансари: Трубопровод планируется провести в Белуджистан через Герат, Фарах, Гельманд и Кандагар, по маршруту, который выглядит наиболее прямым и коротким. Но провинции Гельманд и Кандагар долгие годы охвачены войной, и пакистанский Белуджистан также постоянно подвергается угрозам со стороны сепаратистов-белуджей. Обстановка, сложившаяся на этом маршруте, чревата возникновением различного рода беспорядков. Поскольку в подобных регионах распространены ограбления, строительство трубопровода может пробудить аппетиты вооруженных людей из числа приближенных ханов и племенных командиров этих регионов. Если в прошлом вооруженные племена крали верблюдов и грабили торговые караваны на Шелковом пути, то теперь источником их дохода может стать газопровод.
В любом случае, для обеспечения безопасности трубопровода, протяженность которого в Афганистане составит730 километров, потребуется не менее тысячи вооруженных солдат. Самой большой ошибкой в отношении безопасности этого проекта стала бы отдача этого вопроса на откуп талибам или любой другой вооруженной группировке, что ведет лишь к продолжению конфликтов и неизбежных беспорядков. Безопасность подобных стратегически значимых проектов должна обеспечиваться государством.
В мае 2012 года пакистанская газета “Express Tribune” процитировала слова Хамида Карзая о том, что его правительство подписало договор с «Талибаном» о сотрудничестве в деле обеспечения безопасности ТАПИ. То же издание в декабре 2015 года упомянуло о заявлении министра водоснабжения и энергетики Пакистана Хваджи Асифа, согласно которому талибы по рекомендации Исламабада не будут нарушать безопасность газопровода ТАПИ и будут оказывать содействие его защите, как в случае с проектом «Юнокал».
Основная проблема состоит в том, что организация, которое известна под именем «Талибан», не имеет ни общих целей, ни единого руководства, ни одних и тех же спонсоров. Сейчас указанная группировка напоминает американские франчайзинговые компании, отделения под вывеской которых может открыть любой заплативший. Подобно пакистанским правителям, все это время нанимавшим на службу талибов, любая другая страна, которая сочтет наличие этого трубопровода угрозой для своих интересов, сможет также воспользоваться военными услугами агрессивных талибских малишей.
«Афганистан.Ру»: Какие преимущества получат от проекта ТАПИ четыре его участника: Индия, Пакистан, Афганистан и Туркменистан?
Б.А. Ансари: Индия сможет получать через трубопровод важную долю топлива для получения энергии. Что касается Пакистана, то эта страна давно мечтает о доступе к Средней Азии. Афганистан будет ежегодно получать 400 миллионов долларов от транзита, а Туркмения выйдет на важнейший мировой рынок энергии, аппетиты которого постоянно растут. Возведение линии электропередач из Туркмении в Пакистан и расширение оптоволоконной линии, прокладка железной дороги и шоссейной магистрали по этому маршруту и возведение аэропорта в центральной части маршрута, а также создание различных компаний по оказанию услуг может сыграть важную роль в развитии Афганистана.
«Афганистан.Ру»: Может ли проект ТАПИ возродить географическую и экономическую роль Афганистана в регионе и уменьшить его чрезмерную зависимость от иностранных государств?
Б.А. Ансари: Значение проекта ТАПИ не лежит исключительно в материальной и экономической плоскости. Этот проект может подготовить почву для регионального сотрудничества и оказать содействие развитию стабильности и спокойствия. Трубопровод пройдет через главные районы средоточия талибов, и если в результате боевых действий будет нанесен ущерб трубопроводу, то пострадавшей стороной окажется и Пакистан. Я не видел полного варианта этого договора, но, надеюсь, он был составлен таким образом, что Пакистан также должен будет ощутить ущерб от нестабильности. В противном случае урон от такого проекта превысит пользу от него.
«Афганистан.Ру»: Прошло 14 лет с момента публикации знаменитой книги «Афганистан в нефтяном пожаре», которая приоткрыла завесу тайны над большой игрой, ведущейся в мире вокруг нефти. Мы по-прежнему участвуем в борьбе за энергоресурсы, происходящей вдали и вблизи нашей страны?
Б.А. Ансари: Одной из самых жарких схваток вокруг энергетического вопроса в нашем регионе является война в Сирии и Ираке. В разговорах об этой войне упоминают о чем угодно, кроме того фактора, который является основным в этой схватке. Об этой войне говорят как о войне религий, вероисповеданий, этносов, меньшинства и большинства, арабов и курдов, турков и иранцев, шиитов, суннитов и йезидов. Но мало кто упоминает о роли энергетической войны и нефтяных стратегиях. Мы привыкли замечать стволы орудий, а не стволы нефтепроводов.
В пограничных водах между Катаром и Ираном залегает одно из важнейших в мире месторождений газа. Катарцы, начиная с 2009 года, вынашивали планы строительства трубопровода, который должен был пройти через территории Саудовской Аравии, Иордании и Сирии и закончиться в Турции. Однако реализации этого проекта мешало сирийское правительство.
Другой проект – это иранский газопровод, который должен был, пройдя по Ираку и финишировав в сирийском порту Латакия, остановиться в шаге от Европы. Этот контракт был подписан в 2012 году и должен был быть завершен и введен в эксплуатацию к2016 г. Катарцы только с 2011 по 2013 годы потратили около трех миллиардов долларов на войну в Сирии, и иранцы приложили максимум усилий, чтобы встать на защиту правительства Башара Асада. Турки и американцы поддержали проект катарского трубопровода, поскольку этот проект превращал Турцию в газовый перевалочный пункт из Азии в Европу. Америка также пыталась уменьшить роль России в европейской экономике и ограничить значение российской газовой трубы.
«Афганистан.Ру»: Какое влияние с точки зрения экономики проект ТАПИ окажет на жизнь людей в Афганистане?
Б.А. Ансари: Сообщение о проекте не должно служить поводом для чрезмерного энтузиазма. Ни один разумный человек не сможет отрицать роль подобных проектов в развитии того или иного человеческого сообщества. Но сегодня имеется много бедных стран, по территориям которых проходят нефте- и газопроводы, не улучшающие состояние экономик этих стран, притом что сами по себе эти трубопроводы являются тем стержнем, вокруг которого вращаются эти сообщества.
Ежегодный доход, который Афганистан должен получить от проекта, оценивается в 400 миллионов долларов. Между тем только за последние четыре года в экономику страны были вложены десятки миллионов долларов, за счет которых кормилась финансовая, политическая и этническая мафия, являющаяся поистине ненасытной. Общество становится процветающим тогда, когда в нем ведется борьба с коррупцией на государственном и бытовом уровне, а не тогда, когда на него сваливаются с неба иностранные деньги.
Еще один момент заключается в том, что ежегодные затраты на содержание этого трубопровода будут составлять более ста миллионов долларов, то есть четверть полученных от него доходов уйдет только на его содержание, и есть опасения, что по известной поговорке «овчинка не будет стоить выделки».

Не стоит забывать и о том, что трубопроводы очень уязвимы, и наглядным свидетельством тому является опыт Ирака и Нигерии, нефтепроводы которых постоянно взрываются.

DISCLAIMER: VIEWS EXPRESSED ON THIS BLOG ARE NOT NECESSARILY ENDORSED OR SUPPORTED BY IVO TONIUT.